Логосы бездомности

Рассуждая о причинах бездомности, мы обычно разделяем эти причины на внешние и внутренние, объективные и субъективные, факторы макро — и микроуровня. В зависимости от выбранного подхода, мы решаем вопрос о том, кто виноват в проблеме бездомности – государство или личность, экономика, политика или культурный и нравственный уровень человека. Но, копаясь в проблеме, взвешивая и делая выводы, мы часто за деревьями не видим леса. И не увидим, пока не воспримем проблему, как некое послание от Господа. Ведь «несть зло во граде, еже Господь не сотвори» (Ам. 3, 6). Многое зависит от того, насколько мы правильно усвоили урок от Господа – останемся ли мы второгодниками или получим желаемый «зачёт» с избавлением от проблемы. Ведь никто не станет спрашивать с десятиклассника таблицу умножения!Из истории мы знаем, что бездомными были и некоторые святые. Например, Христа ради юродивые. Не знаю, существуют ли сейчас в наш век такие подвижники, могу сказать, что большинство наших подопечных – далеко не ангелы. Но есть некоторое сходство. Юродивые часто позволяли себе «похабство», обличая этим «безумием мнимым – безумие мира», как поётся в тропаре блаженной Ксении. Например, два новгородских юродивых блж. Феодор и блж. Николай как-то раз безобразно подрались на мосту, разделявшем Софийскую часть города от Торговой, обличая безумство междоусобий горожан, ходивших «стенка на стенку».

В отличие от юродивых, позволявших себе «похабства», бомжи иногда просто ведут себя похабно. И, тем не менее, это их поведение — обличение нам, респектабельным гражданам. Сообщество бездомных – это гротеск, пародия на наш падший мiр. Как бы мы ни стремились облагородить нашу жизнь нашими человеческими методами, Господь выставляет на наше обозрение «издержки» нашего общественного бытия. А мы не хотим смотреть на это и сердимся. Один высокопоставленный чиновник одного из российских городов, как-то выглянув в окно своего кабинета, увидел толпу бездомных на площади перед мэрией города. С возмущением он вызвал начальника соответствующего департамента и потребовал объяснений. Тот пояснил, что рядом с мэрией находится храм, при котором работает благотворительная столовая. Государственный муж позвонил правящему епископу: «Владыка! Поговорите с настоятелем храма, неужели больше негде кормить этот сброд?». «Ваше Превосходительство! – ответствовал епископ, — мы хотим не просто их накормить. Наша задача, чтобы Вы их увидели». 

Не так давно житель одного подъезда облил горючей жидкостью и поджёг бездомного, ночевавшего в подъезде якобы за то, что тот гадил на лестничной клетке. Поджигатель был пойман, его ждёт суд и срок. Как сложится его судьба по освобождении? Вернётся ли он к родному очагу, который таким способом «защищал», или окажется на месте своей жертвы? Дело в том, что пахнут обычно чужие «продукты жизнедеятельности». Своё не пахнет. Если бы мы смогли обонять смрад наших грехов, запах от нашего ближнего нам показался бы лёгким благоуханием. Прежде чем возмущаться, поведением бомжа под нашей дверью, спросим себя: а мы никому в нашей жизни не делали гадости? Может просто это наше же к нам возвращается? И огонь, зажжённый новоявленным «инквизитором» может возвратиться к нему. Если начинающийся пожар не залить слезами покаяния и потом, то огонь коснётся и нас, хотя мы никого не поджигали. Не поджигали, но дрова подкладывали в своей sancta simplicitas (лат. святая простота). 

Вот заходит бродяга в храм. Размашисто крестится на батюшку, лезет за пазуху, чтобы показать нательный крест и всем видом кричит: я свой! Но мы-то понимаем: врёт! Не верит он ни во что, пришёл денег на водку просить! Знает, что батюшка добрый, прихожане – сердобольные, в церкви ему грубого слова не скажут, вот и тянется как мотылёк к огоньку. Почему мы это так хорошо понимаем? Да потому что мы такие же! В смысле – такие же потребители. Мы понимаем, конечно, что священник – это не просто добродушный мешок с деньгами, мы верим в благодать, содействующую священству в его служении, верим в Бога, который нам помогал в трудные минуты или приоткрывался нам в радостные моменты. Но мы привыкли потреблять, а не отдавать. Нашей душе в храме было так комфортно, пока не пришёл этот оборванец. Если бы мы пришли к Господу за тем, за чем Он нас призвал: «Аще кто хощет идти по мне, да отвержется себе, возьмет крест свой и по мне да грядет» (Мф.16,24) , а не только потому что «хорошо есть нам зде быти» (Мф. 17,4), мы бы не пеняли на зеркало. И отношение к посетителю было бы другим. Мы бы постарались увидеть его подлинную проблему, Господь бы нас вразумил. 

Когда в московских храмах открывались благотворительные столовые, через определённое время начинались протесты со стороны жителей окрестных домов: «Уберите от нас бомжей, у нас здесь дети гуляют!». Дорогие сограждане! А вы хотите, чтобы ваши дети не болтались неизвестно где, не наркоманили, не нюхали клей и не пили пиво из горлышка с малых лет? Тогда почаще показывайте им бездомных! Впечатляющее зрелище. «Вот, сынок, маму слушать не будешь, будешь плохо учиться – посмотри на этого дядю, как ему плохо! Будешь таким. Да дай ему копеечку, или пойди, купи булочку!». Один из моих сотрудников как-то мне признался: «Отец Олег, моя работа с бездомными удерживает меня от пьянки – я, глядя на бездомных, вижу реальность моей перспективы оказаться в их числе».

Как-то работая ещё рядовым сотрудником автобуса «Милосердие» я получил серьёзный урок на всю жизнь. Вели мы зимой приём подопечных в районе Курского вокзала. «Клиенты» вели себя особенно безобразно – хамили, матерились, чуть ли не дрались. Мы сделали пару раз внушение – как об стенку горох! Тогда мы приняли решение прекратить приём. Бродяги взмолились, но мы были непреклонны: «В следующий раз подумаете, как себя вести!» и дали команду водителю на старт. И тут один из подопечных вечно чумазый и пьяный Паша Х. в сердцах нам пожелал: «Да чтоб вы сломались!». И мы сломались… Автобус не завёлся из-за в ноль разряженного аккумулятора. Пришлось нам бить челом всё тем же подопечным, чтобы завели наш автобус «с толкача». Те оказались удивительно незлобивыми. Я тогда понял, Кто стоит за нашими бомжами. По крайней мере в том конфликте Господь был не на нашей стороне.

Самая лучшая помощь, которую мы можем оказать бездомным, это – наша работа над собой, над своим сердцем, над своим умом. Наши ближние постоянно учат нас уму-разуму. Когда мы, благодаря нашим «учителям», станем такими, какими нас хотел бы видеть Господь (хотя бы на тройку с минусом), проблема исчезнет чудесным образом без специальных «горизонтальных» усилий.

Поддержите наши проекты