Забота о детях-сиротах

В нач. XIX века бесприютные дети и незаконнорожденные младенцы содержались в Костромском воспитательном доме, экономическое и материальное состояние которого в 1807 г. было признано неудовлетворительным. По освидетельствовании губернатором оказалось, что, «дом, в котором находятся дети, тесен и весьма неудобен. Для помещения младенцев и других людей. Дом сей так дурно Устроен, что никакого в нём для малолетних младенцев покоя не имеется. Дети новорожденные кормятся кашею и молоком, тогда как их должны кормить хорошим и здоровым грудным молоком. колыбельки у самых окон, белье не переменяется вовремя. Смотрение поручено женщине, которая действует по своему усмотрению и никому из сведущих не подчиняется.. .»

Детские приюты в Костроме до 1847 г. не существовали как отдельные организации. Настоятельная потребность в их организации вызвала создание в Костроме в 1847 г. Костромского губернского попечительства о детских приютах. Среди первых жертвователей в пользу предприятия были: надворный советник П. Голубков (3 тыс. руб.), артиллерийский поручик Лопухин (25 руб.), городской голова В.И. Стою и др. Для непосредственного управления приютами такого рода в России было учреждено специальное Ведомство попечительства детских приютов под покровительством императрицы Марии Федоровны По высочайшему повелению 28 октября 1896г. при Главном управлении ведомства этих учреждений вновь был утвержден Комитет главного попечительства детских приютов (прежний существовал с 1839 по 1864гг.) В задачи Комитета ставилось:<<изыскание и обсуждением мер и средств как для поддержания; развития и улучшения существующих детских приютов, учреждение новых подобных заведений, так и организация и обеспечение возможно правильной и плодотворной постановки дела призрения, воспитания, школьного и профессионального обучения неимущих детей и приготовления их к самостоятельному производительному труду. В 1900г. в Костромском попечительстве детских приютов состоял 41 служащий, в его распоряжении имелся дом в конце Московской улицы, пожертвованный князьями П. и И. Козловскими.

Председательство на себя принял костромской губернатор И.М. Леонтьев В 1911 г. в ведении Костромского губернского попечительства детских приютов находились: Мариинский, Александринский детские приюты, Воспитательный детский приют им. H;П. Клирикова, сеть сельских попечительств детских приютов в уездах.

Основными источниками содержания приютов были: проценты с капитала, пособия губернского и уездного земств, субсидии городского общественного управления, единовременные пожертвования, а также деньги, собираемые по подписным листам.

Расскажем о Мариинском детском приюте. Он был основан в Костроме 15 января 1847 г. с целью: «доставить убежище бедным детям, остающимся без призрения в домах во время дневных работ их родителей, которое до некоторой степени могло бы заменить им семейство; внушить детям религиозное чувство и чувство доброй нравственности и к этому направить все дневные занятия и даже их игры, приучить детей к порядку и опрятности; развить их умственные способности, без коих невозможно и улучшение самой нравственности, для этого между занятиями рукоделием сообщать детям сообразные их возрасту понятия о самых простых вещах и предметах, их окружающих, при помощи особых руководств».

Попечительницей приюта состояла супруга и.о. губернатора Н.И. Григорьева. (За время существования Мариинского детского приюта с его основания до 1885 г. эта должность занималась супругами костромских губернаторов.) Первым директором стал управляющий Палатою государственных имуществ А.П. Шипов; служащих в 1901 г. в приюте работало 6 чел. Средства на содержание призреваемых детей составляли преимущественно пожертвования различных благотворителей и только частью от недвижимого капитала и имущества приюта, а равно других источников.

Приют располагал доходом от старого здания городского театра. В 1874 г. его у приюта выкупила Костромская городская дума, за что приют получил от думы содержание в течение 10-ти лет по 1 500 руб. в год. Основу же первоначального капитала в 5 560 руб. 14 коп. составили частные пожертвования. Этот капитал был помещён в местный Приказ общественного призрения и постепенно с каждым годом увеличится, к 1884 г. он составил 35 765 руб., которые заключались в процентных, гарантированных правительством бумагах.

Средства, принадлежавшие Мариинскому детскому приюту к 1885 г

Источник Сумма в руб
С принадлежавшего приюту театрального здания 37 203,51
Проценты с капитала 25 996,48
Пожертвования:
а) ежегодные (почётных членов Попечительства)
б) единовременные
16 114,93
67 839,88
Плата за своекоштных питомцев 6 644,80
Доход от лотерей, детских вечеров 14 505,30
Доход от любительских спектаклей 4 087,51
Прочие случайные доходы от рукоделий питомиц 2 377,40
ИТОГО 174 769,81
Из этого обзора доходов приюта видно, что основные средства на содержание призреваемых детей составляли преимущественно пожертвования различных благотворителей и только частично – доходы от недвижимого имущества и проценты с капитала приюта, а равно другие источники.

По случаю 35-летней годовщины приюта почётный член Попечительства костромской купец А.И. Акатов, желая по возможности содействовать приюту в образовании детей и поощрять учащихся к прилежному учению, заявил о своём желании по окончании курса наук награждать учениц с хорошим аттестатом, если они бедны, полною приличною одеждою и деньгами. Для этой цели он пожертвовал 5-процентный банковский билет в 500 руб. навсегда с тем, чтобы проценты с этого капитала употреблялись на указанное предприятие. Крупным жертвователем в пользу приюта был капитан А.В. Апушкин.

Первоначально приют располагался в наемном помещении, поз же специально для него был куплен и отреставрирован дом г-жи Купреяновой, находившийся на Никольской улице. Заново отстроенный в 1849 г. каменный двухэтажный дом с мезонином, баней и хозяйственными постройками дал возможность учредить в приюте ночлежное отделение. В 1865 г. была сооружена пристройка к ночлежному отделению, там размещались не 20, как ранее, а 40 девочек. Приют был рассчитан на приём 62-х детей обоего пола, но в разное время в нём находилось различное количество подопечных. С 1847 по 1884 гг. через приют прошло 2 456 детей, из них 235 мальчиков и 2 221 девочка; из последних в ночлежном отделении приюта находилось 1 083 чел.

С 1863 г. приют стал исключительно женским. В него принимались девочки в возрасте до 10 лет воспитывались там до 16-ти лет а иногда до 17-летнего возраста предпочтительно сироты или из многодетных беднейших семей. Со временем дети были разделены на две группы: приходящие и живущие в приюте.

Состав Мариинского детского приюта в Костроме в 1901 г

социальное происхождение количество человек
дворян 3
офицеров 1
чиновников 16
духовного звания 27
почетных граждан 8
купцов 1
мещан 31
крестьян 21
ИТОГО 108
Сведения об источниках содержания воспитанниц в приюте в 1901 г.

источник содержания количество человек
Стипендии города Костромы 1
Стипендии частных благотворителей (Е.И. Красилыциковой) 1
На средства родителей 17
На средства земства 1
Стипендии почтового ведомства 2
Стипендии принца Петра Георгиевича Ольденбургского 1
На средства приюта 85
ИТОГО 108
Среди 108-ми призреваемых в 1901 г. 59 чел. находились в приюте лишь в дневное время. Приходящие дети проводили там с 7.30 часов утра до 4-х часов пополудни. С 1911г. при приюте было открыто двухклассное приходское училище Министерства народного просвещения с казённым обеспечением. Производилось обучение рукоделиям и рисованию по фарфору и атласу. Белье и одежду воспитанницы шили себе самостоятельно. Успешные ученицы по окончании трех отделений имели возможность поступить в местную земскую школу для получения звания сельских учительниц или учительниц народных школ. Иные шли в мастерицы в швейные мастерские или занимали места горничных в богатых домах

Остановимся теперь на детском приюте им Александры Фёдоровныдля мальчиков, открытом в Костроме 31 октября 1895 г. Приют был основан костромским губернатором, тайным советником А.Р. Шидловским. На устройство приюта к середине 1894 г. от общественности поступило 19 415 руб. 34 коп.;с сентября 1894г. по февраль 1895г. – 4550руб. 26коп., но наибольшая активность проявилась в 1896г. К этому времени суммы достигли необходимых для устройства приюта размеров .

Сведения о пожертвованиях, поступивших на устройство в Костроме
Александровского детского приюта с 22 февраля 1895 г. по 17 апреля 1896г.

Жертвователи Сумма (руб.)
П.А. Павлов 1 000,00
Г.К. Горбунов 1 000,00
И.С. Сидоров 500,00
Д.М. Звонов 500,00
П.Г. Колодезников 300,00
К.С; Соллогуб 300,00
П.И. Баранов 200,00
Е.С. Крымов 200,00
Г.Л. Шалита 50,00
Неизвестное лицо 50,00
К.С. Касаткина 18,00
От благотворительного спектакля в гортеатре 12 апр. 1895 г 376,35
От благотворительного спектакля в гортеатре 14 апр. 1896 г. 346,73
От благотворительного спектакля в гортеатре 26 янв. 1896 г. 301,95
От народного гулянья, устроенного 16 апр. 1895 г. на Сусанинской площади 206,45
От духовного концерта в Галиче (через галичского исправника) 70,00
От лотереи
От лиц пожелавших остаться неизвестными, через посредничество исправников, волостных старшин и др. (как правило, мелкие пожертвования размером не более 10-ти руб. 3 664,81
ИТОГО 10 141,97
Располагался приют в одноэтажном деревянном на каменном фундаменте доме, на земле, пожертвованной Костромской городской думой на Новотроицкой улице, имел флигель, мастерскую (отдельное здание), теплицу, парники (где выращивались овощи для приюта), баню и другие надворные постройки. В приюте призревались мальчики в возрасте от 6-ти до 15-ти лет, круглые сироты, дети самых бедных родителей. Во время пребывания в приюте дети обучались грамоте по программе приходских училищ согласно уставу от 1828 г., а также столярному, сапожному, переплетному, токарному ремеслам (обувь воспитанники себе изготавливали сами), садоводству и огородничеству. В 1907 г. в приюте содержалось 70 чел., в 1911 г. – 57, в 1912 г. – 53

Состав воспитанников Александринского приюта в 1901 г.

По социальному происхождению Сирот Имевших одного или обоих родителей
почетных граждан 1 —
мещан 8 9
крестьян 13 14
нижних воинских чинов 6 2
ИТОГО 28 25
По окончании приюта воспитанников устраивали на работу в раз личные мастерские, а также в магазины и лавки. Приют содержался на проценты с капиталов, доходы от выручки с продаж изготовленных учениками изделий и частные пожертвования. Со стороны городской думы приюту предоставлялись различные льготы, например: он освобождался от ряда налогов, бесплатно пользовался городской землей. В 190-7 г. попечительницей приюта была С. А. Бантыш, директором – С.С. Моисеев, смотрителем и старшим учителем С.В. Смирнов, вторым учителем состоял Ф.П. Цветков, законоучителем – Н.П. Уханов.

Особым образом решался в губернии вопрос о бесприютных младенцах. С целью их защиты и содержания в Костроме в 1901 г на средства, пожертвованные костромским землевладельцем, титулярным советником Н.П. Клириковым и сыном его, студентом Демидовского лицея Б.Н. Клириковым, был основан Воспитательный детский приют им. Н.П. Клирикова для детей обоего пола. Благотворителями на содержание приюта был пожертвован капитал в 14 тыс. руб.

В приют принимались внебрачные младенцы, матери которых по своей беспомощности не могли держать ребенка при себе или же желали сохранить тайну рождения младенца, круглые сироты и подкидыши в возрасте не старше 1 -го года. Воспитательный детский приют первоначально располагался в наемной квартире на Ямской улице в доме Трубникова, но позже для него был куплен двухэтажный дом на Марьинской улице, № 1 8, нижний этаж которого сдавался в аренду. Средства приюта состояли из неприкосновенного капитала в 27 800 руб., пособий земств, пожертвований, сборов по подписным листам, платы за аренду случайных поступлений. В 1908г. в приюте содержались 23 младенца обоего пола. Попечительницей приюта в 1907 г. была дворянка Г.Н. Клирикова, надзирательницей – Е.И. Волкова.

Особенно печальным признавалось положение круглых сирот в деревне. Порядок призрения бесприютных детей в сельских обществах был, как правило, таков: они кормились, переходя из дома в дом по очереди. Нередко хозяйка дома, в котором проживал в данный момент сирота, была обременена собственными заботами по хозяйству и многочисленными родными детьми, что никак не могло быть признано удовлетворительным.

Поэтому особое внимание Комитета главного попечительства детских приютов, состоявшего при Ведомстве учреждений императрицы Марии Фёдоровны, было обращено на организацию детских приютов вне городов, в отдаленных сёлах и деревнях. Управление этими учреждениями было вверено сельским попечительствам детских приютов. Обращалось особое внимание на европейский опыт в организации данного дела.

Еще в 1848 г. было рекомендовано открытие в России сельских приютов, сообразно с местными потребностями и средствами, для доставления убежища детям, оставшимся временно без присмотра, или вовсе сиротам. Основанием к открытию такого рода заведений должно было стать Положение о детских приютах, высочайше утвержденное 27 декабря 1839 г. Но к кон. XIX века пришлось признать, что эта рекомендация была забыта и предложение о составлении специального наказа для сельских приютов не осуществлялось. Поэтому в нач. XX века «было бы весьма полезно напомнить русскому обществу, особенно земским и сельским учреждениям, а равно и помещикам, об основных правилах учреждения детских сельских приютов». В качестве образца вниманию общества был представлен опыт удачной организации приютов Для крестьянских сирот в с. Белоярское Шадринского у. Пермской губ. Подробный отчет его земского начальника П.М. Ерогина, как обладателя передового опыта, прилагался к циркуляру. Ввиду новизны и важности предприятия предписывалось собрать все необходимые для всестороннего обсуждения и выяснения этого вопроса сведения.

Проект правил, представленный для обсуждения в губернии, предполагал два типа сельских детских приютов: первые – сельские сиротские, для постоянного призрения, религиозно-нравственного воспитания и первоначального образования и обучения ремеслам местных сирот; вторые – ясли-приюты для призрения крестьянских детей во время дневных работ родителей. Эти заведения находились под покровительством Ведомства детских приютов, входящих в Ведомство Учреждений императрицы Марии Фёдоровны, под надзором главного Управляющего и под ближайшим надзором местных губернских и уездных попечительств детских приютов. Непосредственно сельские попечительства детских приютов возглавлялись местным земским начальником, действительными членами являлись: попечители, члены уездного земской управы, местный становой пристав, отец благочинный настоятель местной церкви и волостные старшины всех волостей уезда. Попечительства собирались для обсуждения своих текущих вопросов примерно один раз в месяц и контролировали всю деятельность приютов.

В приюты принимались дети до 16-ти лет число призреваемых определялось Попечительством, Определение сирот в. приюты происходило по решению сельских сходов и через посредство местных попечителей. В случае принятия в приют, сиротское имущество про давалось, а вырученные деньги вносились в сберкассу государственного банка на книжку сироты. Наблюдений за сиротами производилось некоторое время после их ухода из приюта вплоть до вступления в брак. К устройству их трудовой жизни прилагалось немало усилий, подыскивались хорошие хозяева, нередко выдавалось денежное пособие. Для обеспечения самостоятельности в жизни подопечных особое внимание уделялось их обучению. По достижении ими 8 лет дети обучались грамоте, посещая для этого ближайшую земскую церковноприходскую школу Если поблизости не находилось школы, то изыскивались средства для открытия собственной школы при приюте.

Средства сельских приютов и яслей-приютов состояли из: собственных движимых и недвижимых имуществ и денежных капиталов; пособий от правительственных и земских учреждений; пособий от сельских обществ; выручки лотерей в пользу приютов; ежегодных взносов почётных членов попечительств; кружечных сборов; стипендий, учрежденных отдельными лицами и обществами; пожертвований деньгами, вещами, продуктами; доходов от ведения полевого хозяйства и продажи ремесленных изделий, изготовленных воспитанниками. В 1901 г. в Костромской губернии уже имелись Юрьевецкое, Нерехтское, Воловцовскское Кологривское и Бычихинское сельские попечительства о детских приютах. В 1911г. в Костроме было 8 детских приютов, а в губернии их насчитывалось 13.80 .

Расскажем о некоторых сельских приютах.

Ивановский сельский приют имени Н.Н. Григорьева для Kpecтьянских детей-сирот 1-го земского участка в с. Ивановское Кологривского уезда открылся в 1901г. Местное Попечительство детских приютов состояло в 1906г. из 23-х членов. В приюте призревались в том же году 11мальчиков и 17 девочек чек, а в 1911 г. там же воспитывались 32 чел. Приют размещался в собственном одноэтажном деревянном на каменном фундаменте доме, имел деревянную баню, деревянное одноэтажное здание школы с квартирой для учительницы, одноэтажное здание мастерских. На содержание приюта 1-й земский участок взимал с местных крестьян ежегодно по 10 коп. с души.

В том же уезде имелись два детских приюта ведомства императрицы Марии Фёдоровны – приют для крестьянских сирот. участка в д.Воловцово, основанный в 1901 г., и Шуваловский – в усадьбе ЩевякиСпасской вол., основанный в 1905 г.

В Нерехтском уезде в 1901г. на средства Н.И. Симонова (5 тыс. руб.) был открыт Яковлевский детский приют на 25 чел. для детей крестьян 2-го земского участка, не имеющих родителей и средств на воспитание. В 1911 г. в приюте находилось 17 детей. В Воловцовское попечительство детских приютов входили 23 служащих.

Аналогичный приют был устроен уездным Юрьевецким попечительством детских приютов в 1901 г. Он располагался в с. Майдаково при Майдаковской земской школе. Содержался он на средства уездного земства, ассигновавшего ежегодно на нужды приюта 350 руб., и добровольные пожертвования юрьевчан. Значительные вклады в адрес приюта делали местные купцы: Миндовский, Звонов, Сапожников, Богданов с сыновьями. Обязанности смотрителя приюта принял на себя учитель и заведующий мастерской П.Е. Юницкий. Председателем попечительства был председатель Юрьевецкой земской управы В.П. Грибунин.

Бычихинский сельский приют имени потомственного почётного гражданина Н.К. Кашина был основан 24 марта 1903г. в Костромском уезде и находился под ближайшим надзором местного Попечительства детских приютов. В 1911г. в приюте призревалось 20 мальчиков. В 1908г. Мариинский сельский детский приют был основан в уездном г. Чухлома на средства братьев Парфеновых и в первый год своей работы принял сразу 34 крестьянских сироты.

Другой тип сельских приютов, предлагаемых Мариинским ведомством в 1898 г., представляли ясли-приюты. Идея необходимости организации в Костромской губ. такого рода заведений принадлежала доктору И.С. Иванову и была высказана ещё в 1896 г. на заседании Общества костромских врачей. Но ввиду отсутствия средств эта идея была забыта. И только после настоятельных рекомендаций Управления учреждений Ведомства императрицы Марии Фёдоровны, этот вопрос нашёл своих организаторов. Но первенство в этом начинании принадлежало частным инициаторам. Летом 1899г. в с. Рождественское Ветлужского уезда имелся первый опыт организации яслей для крестьянских детей. Местным землевладельцем В.Ф. Лугининым был предоставлен деревянный дом, который зимой служил общежитием для учеников Рождественской школы. Дом находился в одном дворе с бол ницей В.Ф. Лугинина и состоял из 4-х комнат: детской, кухни, комнаты Для мытья детей и комнаты собственно хозяйственной. Помещение вполне отвечало целям яслей. Делом устройства яслей руководил живший в с.Рождественском земский врач 1-го участка Ветлужского уезда Лаговский. Заведующей была учительница Подгородной земской школы В.Д.Ильинская. Прислуга состояла из 6-ти лиц: 2-х нянек, 2-х девочек-подростков, кухарки, прачки. Из них старшие няньки и кухарка получали по 7 руб. в месяц, девочки по 4 руб. и прачка – 3 руб. 50 коп.; все были на своём содержании. Ясли-приюты имели временный характер и были открыты в летнее время всего 53 дня. Дети принимались в ясли как грудные, так и более взрослые, но исключительно здоровые, т. е. не имеющие никаких болезней, если не считать у немногих экзематозной сыпи на руках и голове. В 1902г. всего в яслях было 45 детей. Обстановка была самая простая. В детской комнате к потолку были подвешены корзины с набитыми сеном тюфячками для грудных детей, а более взрослых укладывали на нары. В комнате для, мытья находилась скамейка с корытами, стол с тюфячком, покрытый клеенкой, и умывальник; тут же на полу на набитых сеном тюфяках спали более взрослые дети. В хозяйственной комнате был стол, где на бензиновой лампочке кипятилось молоко и отвары, шкаф с бельем и полки с провизией и посудой; в кухне в дурную погоду дети принимали пищу, для чего были устроены небольшие длинные столики и скамейки. Пища грудных детей состояла из кипяченого молока, иногда с разведением ячневым или овсяным отваром, яиц, манной каши и белого хлеба. Некоторых детей матери приходили кормить грудью. Более взрослые дети ели 4 раза в день. В пищу давались черный хлеб, молоко, щи с капустой, супы (овсяный, картофельный, иногда с мясом) и каши (пшенная, гречневая, овсяная, ячневая). Некоторых детей приносили только надень.

По ветлужскому примеру ясли стали открывать и в других местностях. Нередко ясли размещались в зданиях земских школ. Были случаи, когда ясли устраивались за условленную плату в обыкновенной крестьянской избе. Поскольку некоторые родители уходили на летнее время на заработки, то детей отдавали охотно. Иногда дети находились в яслях не регулярно, а лишь тогда, когда их не с кем было оставить.

Пожертвования на дело устройства яслей-приютов поступали из самых разных источников, главным образом это были частные пожертвования и земские субсидии. Население, относящееся к яслям сочувственно, стремилось всячески помочь предприятию не только деньга ми, но и продуктами, вещами, предметами быта и собственными силами. Однако в отдельных селениях наблюдалось явное недоверие к яслям-приютам, их называли «барской» затеей, средством «выманивания деньги» из крестьян; считалось, что отдавать детей в ясли по стыдно, что ребенок «належит» в яслях. В таких местностях даже идти нянькой в ясли никто не соглашался. С крестьянами велись беседы о яслях, причем указывалась их польза и бесплатность; в соседних волостных правлениях вывешивались объявления, излагавшие простым доступным языком пользу, цель яслей, опять-таки повторяя об их бесплатности. Первоначальное недоверчивое отношение к яслям постепенно пропадало.

Яслям-приютам ставилось много задач: научить крестьянских женщин правильному уходу за детьми, сберечь деревни от пожаров, возникавших от шалости детей с огнём, способствовать сокращению детской заболеваемости и смертности. О том, насколько возможно было решение этих задач в то время, неоднократно велись споры, приводились весомые доводы как со стороны сочувствовавших, так и их противников. Среди наиболее уязвимых мест яслей отмечались: неудобства помещений, плохой подбор прислуги, недостаточное знакомство заведующих яслями с правилами элементарной детской гигиены, способами рационального кормления и ухода, особенно за грудными деть ми. Планировалось организовать специальную подготовку персонала.

Отмечалась реальная возможность земства обеспечить имеющиеся ясли необходимым инвентарем. Подчеркивалась настоятельная необходимость придать яслям лечебно- профилактический характер. Вот некоторые данные о количестве детей, пребывавших в яслях-приютах Ветлужского и Буйского уу. в летнее время 1902г.

Место нахождения яслей Количество детей в приюте Примечание
Ветлужский уезд
г. Ветлуга 77 из 49 семей
с. Рождественское 45 Из 31 бедной семьи, 2 крестьянских сироты, 4 – из семей среднего достатка и 10 детей из зажиточных семей.
с.Хмелевицы 51 В местной земской школе
с.Тоншаево 63 На средства местного духовенства и чиновничества
Буйский уезд
с.Борок 18 Из семей беднейших крестьян
с.Романцево 32 В местной школе
с.Головинское ? В училище
с.Парфентьево ? При земской больнице
Со временем особое внимание в яслях-приютах стали уделять раз витию детей. Во время занятий ребят делили на возрастные группы. Малыши играли игрушками, для которых девочки постарше шили одеж ду. Дети рассматривали картинки, рисовали, лепили из глины фигурки, составляли слова, учились считать и писать.

Особо актуальными становились ясли-приюты в условиях военного и послевоенного времени для семей, потерявших или временно утративших кормильцев. Условия открытия яслей в 1916г. были следующие:
1) число детей в яслях при одной заведующей должно быть не менее 20-ти и не более 35-ти человек;
2) ясли открывались главным образом в помещениях земских школ, как более удобных и приспособленных для этой цели, по сравнению с крестьянскими избами, и только в исключительных случаях в наемных;
3) ясли должны были находиться обязательно вблизи врачебного или фельдшерского пункта;
4) ясли должны обслуживать население не только поселка где они находятся, но и близлежащих деревень;
5) ясли открывались в местностях с наибеднейшим населением в уезде;
6) ясли открывались только в случае, если в данной местности среди населения отсутствовали эпидемические заболевания и т. д.

Организация помощи бесприютным детям не замыкалась рамками Мариинских приютов и яслей. Ещё до того как была налажена сеть детских приютов, крестьянские сироты призревались при местных богадельнях, например, 8 мест для младенцев-подкидышей имелись при губернской земской богадельне; призревали детей и при богадельне Кинешмы. Детские приюты содержались городскими благотворительными обществами: Костромским попечительным о бедных комитетом – с 1869 г., Нерехтским – с 1897 г., Галичским, Макарьевским (при богадельне) – с 1901г., церковноприходскими попечительствами и братствами.

В 1908 г. при Кологривском церковном братстве была организована Братская школа трудолюбия для нищих детей (см. приложение 6). Костромское епархиальное попечительство о бедных духовного звания брало на себя заботу о сиротах из семей этой категории в виде опекунства.

Хлопоты о помещении детей в приюты брали на себя деятели и тех обществ, которые сами не всегда располагали подобными учреждениями. Одним из таких обществ было костромское общество «Помощь детям». Оно работало в Костроме с 1899 г. Среди его учредителей были учителя, врачи, земские деятели. Долгое время Общество возглавлял архитектор Л.А. Треберт, позднее – врач М,П. Богомолец. В состав членов-учредителей в 1901 г. входили 33 чел., а всего членов Общества в тот год насчитывалось 90 чел. Общество существовало за счёт членских взносов, пособий городской думы, позднее – за счёт помощи со стороны губернского и уездного земств, но основным источником до хода были частные пожертвования.

Общество ставило своей целью: разрабатывать вопросы, относящиеся к физическому, умственному и нравственному развитию детей; защищать от всякого рода действий, угрожавших их физическому и нравственному здоровью считали:
а) устраивать с надлежащего раз решения публичные лекции и чтения, издавать с дозволения цензуры сочинения, касающиеся воспитания детей;
б) открывать площадки для физических упражнений с детьми, сады для игр, катки и т. п.;
в) содействовать организации загородных детских прогулок под руководством наставников и опытных руководителей;
г) организовывать систематические курсы для подготовки руководителей физическим воспитанием детей, а также открывать курсы по садоводству, огородничеству, гимнастике и т. п.;
д) всячески ограждать детей от жестокого обращения с ними;
е) содействовать помещению сирот и беспризорных детей в учебно-воспитательные учреждения и в благонадежные семьи или отдаче их мастерам-ремесленникам для получения профессии;
ж) устраивать по мере увеличения средств Общества и с разрешения местных властей ремесленные и учебные заведения, ясли, летние школы и т.д.;
з) ходатайствовать в надлежащие заведения о назначении опекунов и попечителей сиротам и бесприютным детям, наблюдать за дальнейшей судьбой помещённых в приюты детей;
и) содействовать устройству разумного воскресного отдыха для детей, как обучающихся, так и работающих на дому, на фабриках и в ремесленных мастерских и др. Для наилучшего достижения своих целей Обществу предоставлялось право избирать из своих членов особых участковых попечителей, которые приступали к исполнению обязанностей по утверждению их губернской администрацией

В Костроме на Сенной площади полиция часто ловила бедных детеи при воровстве сена с возов и сажала в арестантские при полиции. Именно это обстоятельство заставило задуматься об устройстве в Костроме яслей-приюта при обществе «Помощь детям». Он был необходим для лиц, работавших допоздна и не имевших возможности как следует присмотреть за малолетними детьми. Ясли-приют был открыт в 1902 г., там дети получали не только еду, одежду, но внимание и профессиональную помощь людей, которые желали им помочь. В яслях имелись игрушки, книги, бумаги, карандаши, пожертвованные раз личными лицами. Старших детей в приюте обучали несложным практическим занятиям: шитью, вязанию, вышиванию; с 1903 г. им стали преподавать грамоту и счет. Ясли находились под наблюдением врачей губернской земской больницы МП. Богомольца, Н.А. Усольцева и Е.С. Таля, которые бесплатно лечили детей. Первоначально ясли предполагались для призрения приходящих, но постепенно превращались в приют, даже для младенцев, куда принимались дети и на время болезни родителей. Благодаря крупным пожертвованиям Обществом был приобретен дом па улице Дебринской и два дома на улице Русина. В последних и разместился приют, что позволило содержать там в 1914 г. 28 постоянных и 20 приходящих детей.

Еще в 1893 – 1894 гг. бывший тогда членом городской управы Н.И. Зимин поднял в думе вопрос об устройстве детских игр на городском бульваре, по подобию других городов России, Но вопрос был оставлен без должного внимания по причине недостаточности средств, В 1898 г. другой член городской управы, г-н Ламехов, вошел с соответствующим докладом в городскую управу, которая присоединилась к его мнению, доложила о том думе. Дума разрешила детские игры на городском бульваре, с приглашением опытных руководителей на пожертвования частных лиц, а с 1899 г. постановила внести в проект сметы указанные средства. Ламехов приобрел на свои деньги некоторые принадлежности детских игр: мячи, ручной крокет и т.д. Руководить играми за известную плату он пригласил барышню. Место для игр отведено было на городском бульваре. Оно имело 128 шагов в окружности, было свободно от дерна и посыпано песком. Игры выбирались самими детьми, число которых порой доходило до 300 чел. Оркестр музыкантов играл для них марши, и дети иногда под руководством офицера парами «дефилировали» по аллеям бульвара.

Такая же площадка для подвижных игр была разбита членами общества «Помощь детям» на Муравьёвке. На площадке постоянно дежурили члены Общества, которые следили за порядком и играли с Детьми, там были устроены качели, оборудовано место для игры в городки и кегли, для мальчиков имелись гимнастические снаряды. В июле 1900 г. была открыта подобная площадка и в фабричном районе на Царёвской улице. Площадки работали ежедневно с 4-х до 7-ми часов вечера. Зимой Общество устраивало каток на Медном пруду, где на прокат выдавались коньки, для малышей имелись горки. Летом для детей проводились загородные прогулки.

В декабре 1905 г. была ассигнована сумма на организацию бес платных обедов для детей костромской бедноты. Ежедневно в 1 час дня в Народном доме на Власьевской улице собиралось 90 – 100 детей от 4-х до 12-ти лет. Наблюдение за порядком раздачи еды взяли на себя члены общества «Помощь детям».

Вопрос эксплуатации детского труда неоднократно привлекал внимание костромских корреспондентов и освещался в местной прессе. Приводились вопиющие примеры, когда дети вынуждены были работать наравне со взрослыми по 11 часов в сутки96. Вопрос был на столько актуален, что в 1916г судебный уездный съезд открыто обсуждал тему эксплуатации в губернии детского труда. Поэтому неудивительно, что членами общества «Помощь детям» была предпринята попытка упорядочить применение детского труда в различных сферах; и в таких случаях они выступали в роли посредников, защищавших интересы детства. Местный критик писал по этому поводу: «По инициативе члена общества «Помощь детям» В.Н. Румянцевой весьма симпатичная и, кажется, первая на Руси попытка устроить посредничество по предложению детского труда возникает у нас в Костроме. Громадное значение этого человеколюбивого предприятия в нашем городе, где эксплуатация детей родителями создала особый вид промысла, не нуждается в комментариях. Можно надеяться, что благое начинание вызовет желание у многих примкнуть к этому делу».

Общество заботилось и о полноценном отдыхе детей бедных родителей. С этой целью в пределах Костромской губ. были основаны летние колонии для учащихся со слабым здоровьем, В 1904 г. на частные пожертвования и собственные средства Общество снимало дом в с. Солониково для размещения ослабленных детей. В 1904г. с разрешения директора народных училищ И.П, Виноградова дача-колония располагалась в дер. Чернопенье в министерской школе. На дачу пре имущественно принимались дети из бедных рабочих семей, которые по плохому питанию и тяжелому образу жизни нуждались в укреплении здоровья. В некоторых случаях помощь оказывалась в материальной форме. В ходе праздников детям вручались подарки. Во время первой мировой войны в сферу благотворительности были включены семьи беженцев, а также дети-сироты призванных на военную службу.

Для более эффективной работы своих членов Общество устроило специальную библиотеку, где имелись книги по различным направлениям благотворительной деятельности, что способствовало знакомству с новыми идеями в постановке воспитания детей.

Общество осуществляло свою деятельность вплоть до 1915 г. Однако первые симптомы затухания его активности наметились сразу же с начала первой мировой войны. Прежде всего это было связано с резким оттоком материальных средств как от органов местного самоуправления, так и частных пожертвований. Происходило медленное сворачивание традиционных мероприятий Общества. За время своего существования, с 1900 по 1915 гг., Общество не только стало центром благотворительности, но и отчасти приняло на себя обязанности по детскому просвещению. Оно сумело объединить идеей благотворительности провинциальную интеллигенцию и капиталы богатых горожан, привлечь внимание и силы городского самоуправления, земств и общественности к проблеме положения детей и объединить их усилия в этом деле. Благодаря этому Общество смогло не только декларировать свои задачи, но и многое выполнить из того, что было первоначально задумано.

Постоянным предметом внимания костромской общественности была учащаяся молодежь. Образование осознавалось как ключевая ценность современности, поэтому постигавшим науки и стремившимся к знаниям всячески способствовали. Попечительные об учащихся общества в Костромской губернии играли значительную роль в организации регулярной помощи малоимущим учащимся. Почти все школы губернии имели своих попечителей, которые вносили существенный вклад в развитие образования, на их средства строились и ремонтировались школьные здания. В некоторых учебных заведениях работали родительские комитеты, а также отделения Общества вспомоществования. Например, Общество вспомоществования нуждающимся ученицам существовало при Костромском епархиальном женском училище, подобное же Общество имелось при Костромской духовной семинарии. Общество по оказанию помощи недостаточным учащимся было при частной женской гимназии Ю.В. Смольяниновой; такое же общество имелось при Григоровской женской гимназии. Местное Общество помощи учащихся в высших учебных заведениях оказывало помощь студентам -костромичам Московского университета, Коммерческого института в Москве, Костромской духовной семинарии, Ярославского лицея, Варшавского ветеринарного института, Высших курсов в Юрьеве и др.

Учащимся помогали и другие местные благотворительные учреждения, например, общества пособия; бедным, церковноприходские братства; Кологривское общество, например, давало возможность ученикам из бедных семей ежедневно пользоваться горячим обедом, снабжало их одеждой и платой за учебники.

Несомненное внимание оказывалось и детям, чья судьба вынудила их к совершению преступлений, воровству и мелкому мошенничеству. Эти дети наказывались временным ограничением свободы, но без заключения в тюремные камеры. За ними признавалось не только человеческое достоинство, но и право на дальнейшую нормальную жизнь, возможность к исправлению. Ремесленный приют для несовершеннолетних в Костроме начал действовать с 22 октября 3 890 г. В устройстве приюта большую роль сыграла костромская общественность, принявшая самое горячее участие в судьбе несчастных детей. Непосредственным его управлением занималось Костромское общество земледельческих колоний и ремесленных приютов для несовершеннолетних, состоявшее под августейшим покровительством императора и начавшее свою деятельность в 1870 г. Почётными членами его были: министр юстиции, статский секретарь Н.В. Муравьев, преосвященный Виссарион, епископ Костромской и Галичский. Председателем правления в 1901 г. состоял А.С. Негребецкий, в 1910 г.- председатель окружного суда Я.-Я. Чемодуров, его заместителем – член губернской земской управы А.А. Апушкин. Всего Общество насчитывало в своих рядах в том же году 273 действительных и 83 почётных члена. Членами правления приюта были представители губернской земской управы, члены губернского и окружного судов. Основными средствами Общества стали: проценты с капитала, субсидии от Попечительного комитета о тюрьмах, отчисления от штрафов, пособия от городских и земских учреждений, членские взносы и другие поступления,

Например, в 1901 г. на содержание приюта поступили следующие денежные средства:

Источник поступления Сумма (руб.)
Проценты с капитала приюта 1485,03
От Попечительного о тюрьмах комитета за пищу и одежду воспитанников 1051,79
10 % отчислений от штрафов 545,36
Пособия от городской и земской управ 1023,00
Членские взносы Костромского общества земледельческих колоний и ремесленных приютов 210,28
От устройства в пользу приюта спектаклей крестьян с. Селище 1798,00
Частные пожертвования 7590,51
ИТОГО
Кроме того, имелись поступления от казны и правительственных учреждений.

Директором приюта был назначен в 1901 г. В.В. Берви, в 1910 -Л.Н. Северьянов; смотрителем с 15 октября 1890 г. был Н.В. Понизовский,ас 1901 г. -М.И.Аделфинский, в 1910 г. -Я.С.Варламов.

В 1891г. призреваемых в приюте было 22 чел. от 11 -ти до 18-ти лет, в основном крестьян, меньше мещан и из семей духовенства. В приют попадали в основном за кражи, преступления «по нравственности» по приговорам костромского и уездных окружных судов. Максимальный срок наказания в 1891 г. составлял 2 года. При приёме вновь поступивших воспитанников смотритель и его помощник знакомились с семейным и материальным положением, с прежней судимостью и наклонностями характера подопечного. Каждого вновь прибывшего, прежде чем его разместить, мыли в бане и подвергали медицинскому осмотру. В случае появления болезней у воспитанников приглашался врач или, судя по форме болезни, заболевший немедленно отправлялся в губернскую земскую больницу на излечение.

Воспитанники в приюте обучались грамоте по программе одно классных народных училищ, сапожному ремеслу – по «наглядному способу». Некоторые из пригреваемых к моменту ухода из приюта могли самостоятельно сшить сапоги и ботинки. По выходу из приюта воспитуемым выдавались заработанные им в мастерской деньги, за вычетом расходов на материалы, инвентарь и работу мастера. В лет нее время воспитанники занимались огородничеством.

Сообразно правилам в приюте призреваемым воспрещалось иметь при себе и принимать от кого бы то ни было деньги, выходить из помещений приюта без спроса, запрещалось днем в спальне лежать на кроватях, а также громко разговаривать и шуметь за обеденным столом, играть в азартные игры на деньги и сахар.

Все служащие, исполняя в точности свои обязанности, должны были добиваться от воспитанников доверия и внушать им начала добра, честности и трудолюбия. В приюте для воспитанников были отведены определенные комнаты: спальная, классная, мастерская, столовая, карцер и кухня; для вещей – цейхгауз; надворные постройки были заняты пол погрёб, кладовую и помещение для дров.

Все работы по чистке здания приюта и двора, кроме чистки дымовых труб, помойной ямы и отхожих мест, выполнялись призреваемыми. Воспитанники имели специальную форму, выданную от приюта. Еженедельно воспитанникам полагалась баня, перемена белья и постельных принадлежностей, в летнее и теплое время они под наблюдением смотрителя купались в реке.

В праздничные и воскресные дни школа и мастерские не работали. В эти дни смотритель устраивал для воспитанников духовно нравственные чтения с показом туманных картин. Вне приюта воспитанники ходили строем, при побеге немедленно сообщалось об этом полицейским властям. Воспитанникам разрешалась переписка с родителями, а также свидания с ними по праздничным и воскресным дням. Посторонним посетителям показывали условия жизни в приюте и знакомили с успехами воспитуемого. Во время таких обозрений посетителей предупреждали, что при разговорах с воспитанниками не должно расспрашивать о преступлениях, за которые те отданы в приют.

В 1901г. был поставлен вопрос о призрении детей, находившихся при родителях, которые содержались в местах заключения, для чего были собраны соответствующие сведения. Дети, как правило, помечались в приюты Ведомства императрицы Марии Федоровны.

Поддержите наши проекты

Сельскохозяйственное подворье для бездомных людей

Подворье развивается и необходима покупка сельскохозяйственного инвентаря, постройка подсобных помещений и так далее. Так же в планах организация еще одного подворья в другом населенном пункте Костромского района.

Узнать больше »

Строительство 1 этажа капитального здания ночлежки

В настоящее время сделан проект здания, получено разрешение на строительство, Администрацией города выделен участок. Начато строительство, забито 116 свай. Собираются пожертвования из разных источников для продолжения строительства.

Узнать больше »

Центр гуманитарной помощи

Центр принимает от населения бывшие в употреблении и новую одежду, обувь, годную для дальнейшего использования. Так же принимается постельное белье, подушки, одеяла, посуда, моющие средства, непортящиеся продукты питания и др.

Узнать больше »