Апельсин важней, чем мама

Апельсин важней, чем мама

В отремонтированной комнате в детском приюте ребенку будет лучше, чем вместе с небогатыми родителями. Абсурд? Отнюдь. Таков сегодня основной принцип работы органов опеки, чья задача – следить за тем, чтобы российские дети (как приемные, так и родные) воспитывались в надлежащих условиях.

Спасение от «защиты»В теории основной задачей работников органов опеки является контроль за семьями из «группы риска» – например, теми, где пьют родители. Отдельное внимание уделяется многодетным. Кроме того, необходимо реагировать на тревожные сигналы о том, что в семье творится неладное. Таким сигналом является и сообщение школьного учителя, и телефонный звонок соседки.

На практике «защитники детей» могут нагрянуть в любую, даже самую благополучную семью и найти там массу нарушений прав ребенка по только им понятной логике. В последние несколько лет были случаи, когда предъявлялись претензии верующим, дети которых соблюдают пост вместе с родителями. Однажды поводом составить акт о ненадлежащих условиях проживания детей стало… отсутствие апельсинов в холодильнике (именно так написала в своем заключении дама из органов опеки). Особенно сильно достается многодетным семьям, которые из-за безденежья вынуждены жить в более чем скромных квартирах и домах.

«Нашим «многодеткам» постоянно предъявляют претензии по поводу нехватки в доме мебели (например, письменных столов), – рассказывает Александр Пушкарев из благотворительного фонда «Воскресение» (Костромская область). – Были случаи ультиматумов: не купите стол к следующему нашему визиту – заберем детей в приют. А у них на еду и одежду еле хватает! Мы делаем покупки за счет нашей организации, чтобы не допустить развала семьи по столь незначительной причине».

Угроза отобрать детей – второй и последний (после предписаний «немедленно исправиться») способ общения представителей органов опеки с родителями. Мамам и папам порой приходится немало потрудиться, чтобы спасти семью от такой «защиты». В такую ситуацию попала семья Оксаны Рогачевой из Нижнего Новгорода, которая воспитывает 8 детей. Сейчас они ютятся в отдельном доме, который давно пришел в аварийное состояние. На новую квартиру надежды нет: номер Оксаны в очереди на жилье состоит из четырех цифр. В мае прошлого года в одной из комнат упала потолочная балка. Ремонт сделали быстро и своими силами, однако история о чудовищных условиях, в которых живут Рогачевы, мелькнула на местном ТВ. Семьей заинтересовалась прокуратура. По ее представлению к Рогачевым явились из органов опеки. И предложили отдать детей в приют.

«Чтобы детей не забрали, мне и мужу пришлось долго доказывать, что мы нормальная семья, – рассказывает Оксана. – Мы собирали характеристики из всех возможных мест, включая детсад, куда ходят наши младшенькие. Думаю, помогло то, что я активно занимаюсь общественной работой и в городе нас хорошо знают».

Иногда финал бывает не таким счастливым. Совсем недавно в Тульской области из многодетной семьи забрали пятерых несовершеннолетних детей. Сейчас ребята живут в детских домах – двое в одном и трое в другом. С мамой остались двое старших, которым уже исполнилось 18, и самый младший, которому еще нет и года. Причина проста: у семьи, проживающей в собственном доме, нет денег на ремонт газового котла. Почему для «контролеров» ветхие коммуникации оказались важнее целостности семьи и психического здоровья детей, понять очень сложно.

Не виноватые мы?..

Впрочем, не стоит огульно обвинять органы опеки в некорректном поведении. По словам председателя региональной общественной организации «Право ребенка» Бориса Альтшулера, «карателями» они стали против своей воли. Финансовыми ресурсами для помощи нуждающимся семьям органы опеки не располагают. При этом законодательство не предусматривает иных способов защиты детей, кроме помещения в «казенный дом». А игнорирование сигналов и бездействие становятся поводом для выговоров «сверху».

Единственный выход из этой ситуации – принятие нормативных актов на региональном уровне. В них закрепляются четкие критерии, по которым семья относится к неблагополучной, и прописывается механизм работы с такими семьями. Подобные законы приняты, например, в Пермском крае и Саратовской области.

«Очень хорошо организована работа в Московской области, где действует закон о социальном патронате, – приводит пример Альтшулер. – Там неимущим родителям содействуют в поиске хорошей работы, помогают с деньгами. Но, к сожалению, передовые регионы можно по пальцам перечесть».

Аргументы недели, 04.08.2010

Поддержите наши проекты

Сельскохозяйственное подворье для бездомных людей

Подворье развивается и необходима покупка сельскохозяйственного инвентаря, постройка подсобных помещений и так далее. Так же в планах организация еще одного подворья в другом населенном пункте Костромского района.

Узнать больше »

Центр гуманитарной помощи

Центр принимает от населения бывшие в употреблении и новую одежду, обувь, годную для дальнейшего использования. Так же принимается постельное белье, подушки, одеяла, посуда, моющие средства, непортящиеся продукты питания и др.

Узнать больше »

Строительство 1 этажа капитального здания ночлежки

В настоящее время сделан проект здания, получено разрешение на строительство, Администрацией города выделен участок. Начато строительство, забито 116 свай. Собираются пожертвования из разных источников для продолжения строительства.

Узнать больше »