Военные события

Принято считать, что провинция инертна в своём развитии, консервативна в восприятии нового и замкнута в своих интересах. У такого мнения есть свои довольно существенные основания, однако, к нач. XX века провинция была реально и тесно связана не только с событиями российского, но и мирового масштаба. Интерес к состоянию международных дел для жителей губернии был отнюдь не праздным, а скорее фактом повседневным. И дело не только в том, что именно в это время происходило активное развитие системы отечественной печати, в том числе и провинциальной, которая регулярно информировала жителей губернии о событиях в мире и России.

Анализ материалов периодической печати Костромской губ. свидетельствует, что среди мировых событий наибольшее внимание привлекали вопросы различного рода конфликтов, прежде всего военных, вопросы образования и просвещения, а также аномальные или курьезные случаи, которые всегда интересуют публику. И попадание международных проблем в разряд столь популярных тем не случайно. Корреспондент местной газеты «Костромской листок», освещая «Китайский вопрос в деревне», отмечал: «Наш народ всегда очень чутко относится к политическим событиям. Этот интерес всегда закономерен – почти в каждой семье есть сын, брат, племянник, состоящий на действительной службе и в случае мобилизации, обязанный бросить все: семью, хозяйство – и идти на службу». Войдя в любой трактир в городе или селе в базарный день, непременно можно было увидеть в разных углах доморощенных грамотеев, иногда по слогам читающих «про войну». Возле них непременно кучки слушателей. Войны не только лишали семьи кормильцев и сыновей, но серьезно влияли на экономическое состояние российской деревни: в случае начала военных действий на деревню возлагалась поставка хлеба, фуража и лошадей для армии. Именно на плечи простого населения ложились тяготы конфликтов любого уровня. Поэтому народ чутко прислушивался к пульсу общественной и политической жизни страны и мира.

В случае начала военных действий во всех местностях России, независимо от обстоятельств, наблюдался активный всплеск общественной инициативы по оказанию помощи фронту. Губернии на потребности войны откликались в самых разнообразных формах: от формирования целых военных полков, передвижных лазаретов и питательных станций до размещения и содержания на своей территории госпиталей для раненых воинов и заботы о беженцах. Эта деятельность становилась настолько значимой в глазах общественности, что наблюдалась даже своеобразная конкуренция в объеме, содержании и формах помощи. В нее были вовлечены практически все слои населения, включая несовершеннолетних детей. Так, например, ученики Бонячкинской церковноприходской школы Кинешемского у. Костромской губ. через своего заведующего передали в адрес Красного Креста 50 руб., отказавшись от лакомств, на которые им были ассигнованы эти деньги попечителем школы во время масленицы 1904г..

Для более рациональной организации помощи фронту в губернии открывались отделы российских обществ и самостоятельные общественные организации. В 1869г. в Костроме был открыто местное управление Общества попечения о раненых и больных воинах. Неоднократно в местной прессе отмечались усердные пожертвования костромских крестьян в это Общество. Организаторы помощи считали своим долгом посредством периодической печати регулярно информировать костромичей о материальных и денежных поступлениях, смете их расходов, помещая в местном разделе свои отчёты.

По мере необходимости в губернии возникали и специальные комитеты. Во время русско-турецкой войны 1877 – 1878гг. в губернии работал Комитет помощи раненым русским, черногорским и сербским воинам. На фронт отправлялось белье для Дунайской и Кавказской армий. На Кавказский фронт был отправлен санитарный отряд из 16-ти сестер милосердия и двух фельдшеров, который возвратился в Кострому в начале сентября.

Деятельность местного управления Российского общества Красно го Креста и состоящих в пределах его дамских комитетов заключалась: в приёме денежных и материальных пожертвований для раненых и боль ных воинов; в лечении больных и раненых воинов в госпиталях Красно го Креста, городских и земских больницах; в формировании и отправке на Кавказ санитарного персонала; изготовлении для госпиталей и армий одежды, белья и прочих санитарных предметов и отправлении таковых по назначению; в снабжении выходящих из лазаретов по выздоровлении нижних чинов одеждою, бельем и прочими принадлежностями.

Подготовленный же за время войны женский санитарный персонал в городе Костроме состоял из монастырских сестер, в числе 40-ка чел. военного чина и 16-ти лиц светского звания; на средства местного управления Российского общества Красного Креста было подготовлено 11 братьев милосердия. Они приняли участие в уходе за больными в районе боевых действий Дунайской армии. Большая часть из них заразилась тифом. Поскольку они были выходцами из бедных слоев, то Обществу пришлось обеспокоиться их трудоустройством по возвращении со службы и прохождении лечения. Для них были установлены специальные пособия от местного управления. Эвакуация раненых и больных воинов с театра русско-турецкой войны в костромские и кинешемские госпитали была приостановлена только зимой 1878г. В Костроме для целей поправки раненых имелись военный лазарет, губернская земская больница (150 кроватей), городской общественный госпиталь (100 кроватей); в Кинешемском у. – земская больница (10 кроватей) и др. Кинешемское земство отказалось воспользоваться средствами Главного управления Российского общества Красного Креста (далее – РОКК) в положенном размере на каждого раненого, по этому сумма в количестве 1 771 руб. 20 коп. осталась в ресурсах Главного Управления РОКК. В Кинешме имелись и госпитали Красного Креста: 66 кроватей – в самой Кинешме и на 34 кровати – в Вичуге. В Костромском Крестовоздвиженском монастыре в 1877г. на средства местного управления был расположен госпиталь на 60 чел. Всего в Костромскую губернию было эвакуировано 372 раненых нижних чина. Особо активной была деятельность местных комитетов РОКК в 1904 1905 гг. Немедленно после объявления войны, в конце января 1904г., в широких кругах кинешемского общества сложилось убеждение, что Кинешемский у. должен отозваться на текущие события в форме и размерах, достойных его материальных и духовных сил. Стали приходить вести из Маньчжурии, определявшие потребности оборудования этапно-питательной станционной помощи эвакуационных линий армии, а равно формирования и отправки на восток подвижных лазаретов. По примеру других городов и местностей России Кинешемский комитет Красного Креста решил организовать необходимую помощь, настаивая при этом на известной самостоятельности её на месте, что стало возможным лишь при полном местном финансировании. Как упоминалось в отчётах деятельности, пожертвования поступали щедрою рукой – отозвались на доброе дело одинаково и бедный, и богатый. Из прилагаемого финансового отчёта это ясно для всякого. Средства складывались из кружечного сбора, который по копейкам дал свыше 1 600 руб., пожертвований отдельных лиц, сельских и волостных сходов, лиц, служащих в государственных и общественных учреждениях и т.д.

При Кинешемским комитете, возглавляемом местным предводителем дворянства А. А. Куломзиным, образовался особый Дамский комитет под председательством А. А. Лебединской. Этот отдел Общества занимался сбором средств и своими силами не только изготавливал весь запас белья для первоначального снаряжения отрядов, но, не прекращая деятельности своей и впоследствии, обильно снабжал Кинешемско-Вичугский отряд бельем во всё время военных действий. По сведениям отчётов, командированные на фронт отряды не испытывали нехватки в снаряжении, поступавшем исключительно из Кинешмы. В общем итоге на Дальний Восток в распоряжение отрядов было отправлено шесть больших вагонов груза. Из них три пошли в мае 1904г. одновременно с отрядом, один – в ноябре того же года и два в марте 1905г. Для оказания своевременной и необходимой помощи первоначально была собрана самая разнообразная информация о нуждах фронта, изучен опыт организации работы подобного характера, что и позволило развернуть деятельность, далеко выходя за первоначально предполагаемые рамки. Комитет принял за правило не отправлять вагоны без провожатых, во избежание задержки их в пути или на случай поломки и необходимости перегрузки.

На театре военных действий Кинешемский отряд располагал: двумя постоянными и двумя подвижными госпиталями, а также двумя питательными пунктами. Лечение в лазаретах проходили нижние воинские чины. Командированные из Кинешмы отряды работали в разных условиях и первоначально попали в этапные передовые госпитали, оказывали первую помощь пострадавшим в военных действиях. Питательные пункты занимались обслуживанием и транспортировкой раненых. Кроме пищи и необходимой медицинской помощи пункт выдавал теплые вещи – полушубки, валенки, так как раненые в сильные морозы были прикрыты лишь своими шинелями и обрывками обмундирования. Вот некоторые цифры из отчётов работы кинешемцев на фронте: больничных дней – 60 820 при 11 849 раненых и больных, зарегистрированные порции горячей пищи – 81 638. В списке личного состава отряда значились: 2 уполномоченных (в том числе старший врач), 9 младших врачей 5 студентов, 3 фельдшера, 1 священник, 47 медицинских сестер, 46 санитаров и солдат.

Костромской отряд Красного Креста выехал из Костромы 23 июля 1904г. Отряд состоял из 5-ти врачей, 16-ти сестер милосердия во главе со старшей сестрой В.Л. Князевой, заведующего хозяйством Л.Г. Яков лева, помощника провизора, 16-ти санитаров, двух поваров и двух прачек. Отряд вез с собой хорошо оборудованный лазарет на 200 кроватей большой запас белья, хорошую обстановку для операционной и хороший набор инструментов. После более месячного пути с перегрузками вагонов и двухнедельной остановкой отряд приехал в конце августа в Харбин. Позже отряд работал на станции Мукден. На платформе вокзала была раскинута палатка, в ней работали день и ночь, разделив отряд на две смены. В палатках перевязывали раненых и тут же их оперировали. Кроме того, персонал отряда ездил в теплушечных поездах за ранеными на передовые позиции, причем их приходилось перевозить в товарных вагонах. Со стороны персонала требовались предельные усилия. Число операций в отдельные дни доходило до 8-ми. Из лазаретного имущества много раздавалось белья, теплой одежды и обуви нижним чинам, которые часто поступали в лазарет полураздетыми. Костромичи с напряжением следили за передвижением отряда, отсылали туда необходимые принадлежности. Так, только 20 июня 1905г. в Сретенск, где находился в то время костромской госпиталь, представительница ми Дамского комитета местного Красного Креста был отправлен очередной вагон со всем необходимым в 53-х тюках весом 261 пуд. В газетах публиковались подробные перечни и стоимость изготовленного. К сентябрю 1904г. местным Красным Крестом только денежных средств было собрано 68 119 32руб. Пожертвования, поступившие посредством костромского экстренного земского собрания 28 февраля 1904 г., были распределены следующим образом.

адрес Сумма (тыс. pyб.)
В распоряжение Красного Креста 50
На нужды российского флота 50
В пользу семей убитых, раненых и семей, призванных на войну уроженцев Костромской губ 200
В сборе пожертвований принимали участие все в меру своих возможностей. в селе Одоевское Ветлужского у. по инициативе жен местных священнослужителей А.Я. Промтова и С.Ф. Лебедева и учительницы местной церковноприходской школы осенью 1904г. был образован кружок, в который вошли крестьянки, «посвятившие свои труды приготовлению белья для раненых воинов». Полотно и другие материалы были пожертвованы местными крестьянами. Денежная помощь стекалась из самых разных источников. Только служащие губернского земства на связанные с войной нужды добровольно внесли 2 % от своего заработка.

В 1914г. в Костроме (как и в стране в целом) наблюдался порыв высокого патриотизма. Газеты «Костромская жизнь» и «Поволжский вестник» печатали взволнованные воззвания. Но эмоции стихли и внимание общественности сконцентрировалось на явной необходимости оказания неотложной помощи жертвам войны. Со стороны ряда волостных и сельских обществ возникла добровольная инициатива самообложения с надела, дома или «души» в пользу семей призванных в армию. Были владельцы фабрик и заводов, которые сохраняли за рабочими, ушедшими на военную службу, частичный (реже полный) заработок. На фабриках Товарищества мануфактур, основанных И.И. Скворцовым в с. Писцово Нерехтского у, 10 сентября 1914г. вывесили объявление директора-распорядителя: «Доводится до сведения рабочих прядильной и ткацкой фабрик, что около 200 чел. рабочих и мастеров обеих фабрик призваны на защиту отечества. Принимая во внимание нужду и горе этих семей и, желая прийти им на помощь, я сегодня сделал распоряжение о выдаче пособий на всё время войны в следующем размере: 1. Женам, не работающим на фабриках, но имеющим детей моложе пятилетнего возраста – полный заработок, который имел её муж». Далее следовали четыре пункта о размерах пособий, зависимых от достатка близких родственников призванных, и обещание сохранить рабочие места до возвращения с войны.

Большой вклад внесла Фёдоровская община сестер милосердия РОКК, которая проявляла свою деятельность как в военное, так и в мирное время (во время общественных бедствий: неурожая, эпидемических заболеваний, холеры, тифа и пр.). Попечительницей общины была избрана вдова статского советника Александра Васильевна Рылеева. Женский санитарный персонал Костромской Фёдоровской общины сестер милосердия РОКК в 1914 г. состоял из 25-ти штатных сестер, 34-х запасных, 12-ти сестер военного времени и 10-ти испытуемых. Ввиду большой потребности в сестрах милосердия для обслуживания военно-лечебных и краснокрестных учреждений, а равно лазаретов и отрядов общественных организаций, по предложению Главного управления РОКК Общиною 18 августа 1914г. были открыты курсы сестер милосердия военного времени и запасных сестер Красного Креста. Подано прошений на курсы было 127, принято 93 слушательницы. Держало экзамен 22 января 1915 г. 76 слушательниц. Удостоено звания сестры милосердия военного времени 42 ученицы, звания запасной сестры Красного Креста военного времени – 18. Помещение для курсов безвозмездно было предоставлено городским общественным управлением в читальне имени А.Н. Островского. Из Костромы сестры милосердия командировались в Москву для обслуживания военно-лечебных учреждений, на театр военных действий, а так же оста вались в Костроме для обслуживания местных сводных эвакуационных госпиталей.

По распоряжению Главного управления РОКК в Костроме был сформирован и отправлен 26 августа 1914г. в Петроград – Вильно -Вильковышки – Варшаву госпиталь на 200 кроватей.

Не забывали костромичи о соотечественниках-воинах и во время праздников. К юбилеям и торжественным событиям на фронт отсылались подарки и приветственные письма. К этой форме помощи прибегали как женские комитеты, так и коллективы рабочих, служащих, учащаяся молодежь. Ответы не заставляли себя долго ждать.

Признаки войны всё более и более проявлялись в Костроме и губернии. Первые партии раненых потребовали быстрого формирования госпиталей. В это время вся общественная жизнь губернии сконцентрировалась на оказании всяческой помощи не только воюющим солдатам, но раненым и семьям пострадавших. В Костроме были организованы пункты изготовления и сбора теплых вещей для воинов и белья для раненых. Местный комитет Красного Креста координировал все усилия в этом направлении. В Костроме лечение раненых про изводилось в военном лазарете, губернской земской больнице, городском общественном госпитале, в госпитале при Крестовоздвиженском монастыре; в Кинешемском у: в уездной земской больнице и госпиталях Красного Креста в самой Кинешме и в Вичуге. По частной инициативе лазареты размещались в домах, при учебных заведениях, богадельнях. Земство снабжало лазареты медикаментами, перевязочными средствами, инструментами, продуктами, для чего привлекались аптеки и склады губернского и уездных земств. Отправляемым после лечения на родину солдатам выдавался сухой паек, одежда, обувь.

Для большей эффективности регулярной помощи жертвам во вре мя первой мировой войны в Костромской губ. был организован местный Отдел Общества Зеленого креста. Он представлял собой, по мнению его членов, «в полном смысле общественное учреждение и характеризовал собой отношение костромского общества к нуждам и потребностям, вызванным войной». Отдел начал свои действия 27 июля 1916г. взамен Комитета помощи раненым русским, черно горским и сербским воинам. Это Общество главным образом направило свою деятельность на оборудование и организацию лазаретов для раненых и больных воинов. Основное затруднение заключалось в скудности средств и оборудованных помещений. Члены совета Общества разрешили этот вопрос очень удачно: они обращали в лазареты свои дома и квартиры, размещая там 5-10 коек с ранеными. Вопрос о медицинской помощи также разрешился благополучно, так как местные медики предлагали свою безвозмездную профессиональную помощь.

Не меньшую готовность служить делу милосердия проявили местные женщины: они приняли на себя обязанности сестер милосердия, фельдшериц, заведующих хозяйством, шили белье и т. п. Щедрые пожертвования в адрес Общества поступали бельем, провизией, инвентарем, деньгами и т. д. М.С. Трофимовым, гласным городской думы, на время войны безвозмездно было предоставлено только что выстроенное перед войной каменное двухэтажное здание, где свободно поместился лазарет на 25 коек. Он был устроен с редким удобством: водопроводом, двумя ванными комнатами, электрическим освещением и пр. За время своего существования Общество пользовалось благотворительностью исключительно частных лиц и никаких казанных де нег не получало. Для увеличения своих средств совет Общества устраивал благотворительные сборы, спектакли и т. п. Со времени открытия Общество, кроме лечения раненых и больных воинов, оказывало денежную помощь (от 2-х до 5-ти руб.) каждому выписывающемуся из лазарета. Не были забыты и сражавшиеся на фронте, их жены и дети. Им в праздничные дни выдавались подарки. Восстанавливая здоровье раненых и больных солдат, Общество систематически организовывало работу библиотек, чтения, музыкальные номера, обучение солдат грамоте.

Еще до окончания войны совет Общества обратил свой взор и в ближайшее будущее, когда раненым и увечным на войне солдатам необходимо будет искать заработок. С этой целью совет предложил организовать ремесленные мастерские. Вопрос этот не только обсуждался в совете, но предлагался вниманию всей костромской общественности. Мастерские были открыты 10 февр. 1916г.

Таким образом, местный совет Общества Зеленого Креста по мере средств стремился помогать воинам на фронте, в лазарете и при выходе из лазарета, их семействам, воинам-инвалидам (обучением доступным ремеслам). Для этой цели в 1916г. специально для военновечных Комитетом были открыты мастерские, где в том же году работали 9 чел. Там ремесленники Чеканов и Габихт безвозмездно обучали инвалидов портняжному мастерству. Трудоустроить пострадавших на войне людей стремились в самых различных сферах. На пример, министр юстиции предложил председателям съездов мировых судей и окружных судов принять меры по разъяснению чиновникам необходимости более широкого предоставления мест указанным лицам. В уездах организовывались Попечительства по призрению нижних воинских чинов. Например, такое попечительство работало в Нерехте с 1915 по 1917 гг в Чухломе-с 1916 по 1917гг. Оказывалась регулярная помощь детям воинов-костромичей. Им предоставлялись разного рода льготы, допускалась временная неуплата за обучение. Семьям мобилизованных регулярно выдавались пособия от земства, Казённая помощь выражалась в форме пайков на домочадцев, оставшихся без привычной опоры. Поддержку оказывали также земские управы деньгами, лесные ведомства бесплатными дровами, общественные организации одеждой, соседи – работой.

Летом 1915г. в Костромскую губернию начали прибывать беженцы (поляки, украинцы, литовцы, евреи) из западных областей. Только в 1916г. в губернии (данные на 29 февраля) беженцев было 5 111 чел. Для организации работы с ними были открыты: губернский объединенный и городские комитеты помощи беженцам.

Беженцы размещались на квартирах, при школах, для них было организовано в Костроме специальное общежитие в доме Михина на Власьевской улице, ими же был занят Ночлежный дом. Для них создавались питательные пункты, оказывалась первая медицинская помощь, делались противотифозные прививки. Поскольку многие крестьяне – беженцы прибывали со скотом, было организовано его кормление и ветеринарная помощь. По инициативе Женской организации помощи беженцам при Костромском городском комитете помощи беженцам открывались бюро по трудоустройству, бесплатные столовые, детское питание. Проводились вечерние занятия для детей беженцев. Оказывалась помощь душевнобольным беженцам. Уже с мая 1916г., по сведениям газет, Кострома была переполнена беженцами, и их стали размещать в губернии.

Чем дальше развивались военные события, тем больший объем помощи требовался, разрозненных усилий становилось решительно не достаточно. Это привело к выработке внутри губернии регулярного плана помощи. В связи с войной, борьбой с туберкулезом и детской смертностью в губернии в 1916г. был создан план общественного призрения военно-увечных, сирот-жертв войны и семей, лишившихся кормильцев, погибших на войне или утративших трудоспособность в связи с вой ной. В обсуждении этого плана принимали активное участие различные общественные деятели, и прежде всего была признана настоятельная необходимость согласованности и планомерности в действиях.

К основным видам организации помощи жертвам войны была отнесена специальная физио-механо-ортопедическая помощь. К декабрю 1916г. в Костромской губ. военно-увечных было 3 308 чел., что составляло 0,4- 0,7% всего мужского населения. К январю 1917г. предполагалось, что эта цифра увеличится до 4 500 чел. Из всех увечных в протезах нуждались 5,2 %; совершенно лишились трудоспособности 1,3 %. Для оказания помощи этой категории жертв войны в Костроме планировалось создать физиотерапевтический институт, где было бы возможно широко осуществить все виды физио-механотерапии, функционального лечения, изготовление и пригонку протезов. Предполагалось наладить сеть оборудованных специальных ортопедических отделений уездных лечебниц.

К числу специальных видов лечения отнесено было лечение туберкулезных больных, так как к моменту разработки этого плана в губернии 1,6 % населения составляли больные туберкулезом. Решительно необходимым признавалось обеспечение приютским и патронажным призрением военно-увечных и призрение сирот-детей. К моменту об суждения вопроса в губернии было зафиксировано 685 сирот. Наиболее приемлемым считалось семейное призрение, т. е. семейный патронаж для оставшихся без родителей детей. Только в крайних случаях рекомендовалось отдавать детей в приюты.

Планировалось обеспечение лечением при земских лечебницах тех военно-увечных инвалидов, которые по роду болезни будут признаны неизлечимыми и нуждающимися в постоянном медицинском уходе. Неотложным считалось оказание военно-увечным психиатрической помощи.

Но особое внимание уделялось обеспечению военно-увечных трудовой помощью. Для этого предполагалось открыть в губернии специальные курсы: по кооперации, по маслоделию и сыроварению, по пчеловодству, для сельскохозяйственных монтеров, по подготовке кoнтроль-ассистентов. По всем курсам были разработаны и предоставлены общему вниманию развернутые программы.

Особый раздел в плане составляла борьба с детской смертностью. Для решения этой проблемы предлагалось:

а) устраивать при некоторых лечебницах консультации по вскармливанию грудных детей с обязательной выдачей при них же (в случаях необходимость стерилизованного молока;
б) организовать снабжение кипяченым молоком детей в тех районах, где особенно наблюдался недостаток рога того скота;
в) устраивать ясли в тех местах, где будет совершенно определенно установлена нужда в них;
г) открывать летние колонии для детей, вынужденных жить в неблагоприятных условиях фабрично-заводских поселков и т. д.

Как видно, план регулярной и комплексной помощи пострадавшим от войны отличался детальностью и обстоятельность, и это было итогом многолетнего опыта губернии.

В заключение отметим, что всего в Костромской губ. нач. XX века имелось 68 благотворительных учреждений, в то время как в сосед них губерниях их было: в Ярославской – — 60, Нижегородской – 48, Вятской – 25.

Хотелось бы обратить внимание, во-первых, на массовость этого движения, а во-вторых, на добротность и самоотверженность его участников, когда многое совершалось «по велению сердца», от души, и искреннего желания хоть чем-то помочь ближнему, попавшему в беду.

В настоящей главе использована лишь небольшая часть опубликованных в местной периодике материалов. Тема благотворительности была одной из ведущих на страницах газет, и привлечение этой разновидности исторического источника гарантирует широкое и объективное освещение всех благородных действий и поступков костромского общества и местной власти по оказанию благотворительства. Привлечение же к анализу архивных документов доказало, что их данные не противоречат сведениям, полученным из газетных материалов, а дополняют их. Это еще раз подтверждает репрезентативное местной прессы как исторического источника.

О важности деятельности обществ, способствующих распространению трезвости в губернии, свидетельствуют публикации о постановке этого дела в других епархиях, а также за границей, о необходимости восприятия положительных достижений в этом начинании.

Поддержите наши проекты